Телефон +7 (909) 487-32-12
Адрес elbrus_holidays, Республика Кабардино-Балкария, п. Терскол
E-mail elbrus07holidays@gmail.com

Друзья, начинается пора восхождений на Эльбрус!

Тем, кто самостоятельно планирует совершать восхождения, внимательно отнеситесь к данной статье....


НЕ ШУТИ С ГОРАМИ.

Закинув рюкзаки на спины, три странника решительно окинули взглядом дорогу к вершине и отправились в свой далекий путь. Не смотря на то, что солнце старательно освещало дорогу и не спешило уходить за горизонт, гора была пред ними непреклонной…и решила дать им первое испытание.

Быстрое таяние снега в летнее время года создает наибольшую опасность для тех, кто решил взойти на Эльбрус. В этот период времени здесь начинают появляться трещины. И размер этих трещин может достигать до 40 и более метров. Вся суть в том, что они почти незаметные, а порой даже невидимые, благодаря снегу, что частенько посещает горы на такой высоте. Именно снежный покров скрывает от глаз человека всю опасность его каждого шага. Поэтому в горах ты всегда должен знать, куда стоит соваться, а куда нет. Но на основной трассе проблема с трещинами появляется крайне редко, так как там стараются за этим тщательно следить, но мы-то знаем, что всегда и во всем есть свои исключения. И как обычно этим исключением стала наша команда. А точнее я.

Нам оставалось набрать 200 м в высоту, чтобы добраться до первой базы, когда перед нами встал вопрос: «Куда идти дальше?». Путь наверх оборвался. Нигде мы не могли увидеть ни намека на тропу, ни следов, которые, скорее всего, замело при недавнем снегопаде. Лишь крутой подъем вверх, что был покрыт грудой снега и казался совершенно непроходимым. Наш капитан стал настаивать на том, чтобы мы шли туда. Но слева от себя я заметила еле-еле видные следы, что вели будто бы в обход от крутого подъема. Сережа просил меня не идти, до тех пор, пока он не проверит, нет ли никакой опасности. Но я ослушалась и первой ступила на след, что был ближе всего ко мне.

- Так…Алена…еще один шаг - тихо проговариваю про себя эту фразу. И здравый смысл уже не мог остановить меня. – Ещё один ша.....о Господи!- я резко вздрагиваю, когда вижу, как моя нога провалилась на пол метра вниз… при этом абсолютно не ощущая земли. С диким ужасом на меня смотрят мои попутчики. Тогда мне казалось, что перспектива остаться здесь с висячей ногой внизу на краю света гораздо лучше, чем идти к ним обратно и получать люлей за свой необдуманный и глупый поступок. Спокойным тоном я пытаюсь объяснить, что все в порядке, и что в состоянии вернуться обратно тем же путем без посторонней помощи.

Медленно и без лишних движений стараюсь вытащить свою ногу.

Осторожно ступаю по тем следам, что уже были мною проверены.

Игорь протягивает мне свою руку и спустя мгновение, я благополучно возвращена на землю.

Знаете, о чем я тогда подумала?

Какое же это счастье просто чувствовать ногами землю!


Базовый лагерь «Бочки», высота 3500 м.

Преодолев довольно трудный подъем, мы наконец-то прибыли в наш первый ночлег. Среди белоснежных великанов, на склоне Эльбруса виднелись светлые точки, которые по мере нашего приближения все больше оправдывали название лагеря. Это было восемь жилых бочек, которые еще в 1980-х годах заволокли сюда с целью изучения Горы. Но поговаривали, что раньше их было девять. Те, кто работают на Эльбрусе, утверждали, что ее снесло ветром при непогоде. Старцы же верили, что Гора дала знак. Знак того, что Люди здесь лишние, и они должны уйти….

В каждой бочке насчитывается по шесть спальных мест. В них нет отопления, но зато они успешно защищают от сильного ветра, который частенько гуляет в вершинах гор. Чтобы не замерзнуть и не умереть от холода, необходимо иметь свой собственный спальник. Именно он служит и одеялом, и матрацем и обогревателем одновременно. Не бойся, подушку тебе дадут и даже две! Но она не спасет тебя от лютых морозов ночью, если у тебя нет в рюкзаке теплого спальничка.

Чтобы выбрать получше место для ночевки, я решила заглянуть в каждый из горных домиков. И вот я приоткрываю дверь первой бочки: там большая компания альпинистов травит байки про свои невероятные и опасные восхождения,  и попивает чаек с конфетками. В другой же… царит полная тишина и покой. Девушка с короткой стрижкой читает книгу о природе Кавказа, а над ней на стене весят портреты первых восходителей на Эльбрус. В третьей люди делятся  личными историями из жизни и напоминают одну большую семью…четвертая, пятая, шестая….

- Алена! Иди сюда! – слышу, как Игорь окрикнул меня.

- Что такое?- не успевая заглянуть в последнюю бочку, я направляюсь в сторону своей команды. Среди моих друзей стоял один незнакомый мне человек. Он был одет в черную старую кожаную куртку, на его голове была потрепанная шапка а-ля годов перестройки, а руки казалось, пережили немало морозов.

- В лагере осталось только одно спальное место…

- Я надеюсь, что вы шутите.

- Нэт, он нэ шутит. – сказал незнакомец.

Теперь разглядев его поближе и услышав акцент, я была уверена в том, что этот человек настоящий кавказец!

- И что вы предлагаете нам делать? Мы не можем вернуться обратно, уже через 20 минут полностью стемнеет. Неужели в таких случаях у вас не припасены места?

- Дэвушка, у мэня есть одно предложение. – Я вижу, как по его лицу ползет милая улыбка.- Двоэ могут пэрэночэвать в моэй бочкэ, она отапливается и в нэй вам нэ обязательно спать в спальниках.

- Оооо! Так это отличная новость! Конечно, мы согласны! – Смотрю на лица своих попутчиков и понимаю, что они были рады услышать такое предложение.

- Спасибо Вам большое, чтобы мы без вас делали.

- Давайтэ заноситэ ваши рюкзаки в послэднюю бочку.

Он медленно поплелся в свой дом, видимо готовить для нас наши места.

Все приняли решение, что я и Игорь будут спать вместе с нашим новым знакомым. А Сережа отправиться видеть сны на последнее место, что осталось специально для гостей.

Я думаю, именно это решение и сыграет основную роль в нашем восхождении на Эльбрус. Именно оно повлияет на весь ход и события, что дальше будут происходить в нашем мистическом приключении...

 

Одиночество в потертой куртке.

Знакомьтесь, это Джамбулат. И всю свою жизнь этот человек прожил в горах Кавказа.

Мне всегда было интересно общаться с людьми, встречающимися на моем пути, и порой истории их жизни заставляли меня задумываться над чем-то важным. И сейчас одну из этих историй я хочу подарить Вам. Она тронула меня до глубины души, именно поэтому считаю себя обязанной донести ее до Ваших сердец.

Горячая чашка чая греет мои замерзшие пальцы. Уткнувшись носом в воротник, я пристально наблюдаю за движениями моего нового соседа.

- Хэ-э-й…сними мокрыэ наски…и повэсь их на пэчку, а ноги суй под одэяло.

- Спасибо. Совсем вылетело из головы. Слишком вкусный чай, не могу оторваться. Поставив чашку на стол, я быстро стаскиваю со своих ног болото и укутываюсь в старое тонкое одеяло.

- Эх..ты еще маей мамы чай нэ пробовала! - Джамбулат с настойчивостью начинает рыться в своих ящичках и что-то там искать.

- ооооооо, охотно верю! С радостью бы попробовала!

- Сэйчас, все будэт!

Наконец мой новый знакомый находит то, что искал и счастливым видом на лице, вновь ставит на старую печку ржавый чайник. Джамбулат много рассказывал о своей маме, о его жизни там, внизу. И все это время мне хотелось спросить его, как он оказался здесь на Эльбрусе, и каково оно…жить в сердце Кавказских гор. Мне казалось, что Джамбулат уже знал о том, какие вопросы родились в моей голове. И подавив нерешительность, спросила его:

- Джамбулат, ты рассказываешь о своей жизни там внизу. Но ты не обмолвился ни одним словом об Эльбрусе, и о том, как ты здесь оказался.

- …Эх…я ждал, когда ты задашь этот вопрос…- Он опустил глаза вниз и продолжил - Мнэ было 28 лет, когда я согласилса поработать здесь на базэ. Работы тогда савсэм нэ было, я жил с матэрью в Терсколе и лишь хозяйство спасало нас от голода. В один прэкрасный дэнь ко мнэ пришел старый друг и прэдложил поработать здэсь. Это было спасэнием. Тогда мнэ так казалос...

Он спрятал свои жилистые руки в карманы штанов и о чем-то задумался, пристально вглядываясь в одну точку на стене. Это долгая пауза и напрягающая воздух тишина застали меня врасплох. Я пыталась придумать другую тему для разговора, когда Джамбулат продолжил:

- Знаэшь...здэсь я живу почти дэсять лет. Я видэл много интэрэсных людэй на своем вэку…как они радовались, когда оказывались на вэршине, как они тэряли близких, которые пропадали бэз вести в горах. Видэл их счастьэ и горэ. Видэл их жизнь. А свою оставлял позади. У мэня было двэ жены и с ними я развелся. Каждый дэнь я начинаю свою жизнь так жэ, как и вчэра. А следующий так же, как и сэгодня. Моя мать умерла нэсколько лэт назад. И теперь здэсь среди этих снежных бэздушных глыб льда и снэга я продолжаю смотрэть на жизни чужих людэй.

Он пристально взглянул на меня, и сейчас, уже рассмотрев его черты лица ближе, я поразилась его грустным карим глазам, под которыми уже успело образоваться множество морщин…

 

Танец жизни.

Один шаг занимает пару секунд. Ощущение такое, что ты не поднимаешься на гору, а тащишь ее на себе. Вдох. Выдох. До заветной отметки 5000 метров над уровнем моря остается примерно двести шагов, а значит еще двадцать минут, три перерыва и мы на месте. Так проходит первый акклиматизационный выход этого сезона, так ощущается первая высота в этом году.

Мы вышли из приюта, что на высоте 3800, приблизительно пять часов назад и монотонно и упорно поднимались вдоль прокатанной ратраками магистрали на Эльбрус. Не люблю я эту ратрачную трассу и вонючий запах солярки среди белых снегов моего Эля. Попсово как-то это все стало, доступно, хотя Эль далеко не легкая гора и уже не раз доказал мне это. Но дорога с бесконечными орущими живыми машинами наконец-то закончилась и преодолев последний изматывающий подъем мы, уставшие и неразговорчивые, упали на снег и растянулись под палящим солнцем. Акклиматизация пройдена.

Шоколад на высоте 5000 всегда вкуснее, даже если он замерз и превратился в камень. Так мы и сидели около скелета брошенного несколько лет назад ратрака, разгрызая подмерзший перекус и любуясь, пожалуй, одним из самых эпичных видов в моей жизни - Кавказским хребтом. Вокруг только ядовито-белые снега и пятно красного тела ратрака. Царство льда, где живое существо всегда будет только гостем.

И тут мимо меня пролетает бабочка. Простая маленькая бабочка-крапивница из тех, которых все мы в детстве мечтали посадить в трехлитровую банку. Я наблюдаю за ней доли секунды, а затем поток теплого ветра, что поднимается из долины, подхватывает ее невесомое тельце и уносит вдаль. Секундный танец живого в царстве неживого.

Я улыбаюсь, делаю последний глоток чая, поправляю маску на лице и встаю. Пора возвращаться.

Одиночество в потертой куртке.

Знакомьтесь, это Джамбулат. И всю свою жизнь этот человек прожил в горах Кавказа.

Мне всегда было интересно общаться с людьми, встречающимися на моем пути, и порой истории их жизни заставляли меня задумываться над чем-то важным. И сейчас одну из этих историй я хочу подарить Вам. Она тронула меня до глубины души, именно поэтому считаю себя обязанной донести ее до Ваших сердец.

Горячая чашка чая греет мои замерзшие пальцы. Уткнувшись носом в воротник, я пристально наблюдаю за движениями моего нового соседа.

- Хэ-э-й…сними мокрыэ наски…и повэсь их на пэчку, а ноги суй под одэяло.

- Спасибо. Совсем вылетело из головы. Слишком вкусный чай, не могу оторваться. Поставив чашку на стол, я быстро стаскиваю со своих ног болото и укутываюсь в старое тонкое одеяло.

- Эх..ты еще маей мамы чай нэ пробовала! - Джамбулат с настойчивостью начинает рыться в своих ящичках и что-то там искать.

- ооооооо, охотно верю! С радостью бы попробовала!

- Сэйчас, все будэт!

Наконец мой новый знакомый находит то, что искал и счастливым видом на лице, вновь ставит на старую печку ржавый чайник. Джамбулат много рассказывал о своей маме, о его жизни там, внизу. И все это время мне хотелось спросить его, как он оказался здесь на Эльбрусе, и каково оно…жить в сердце Кавказских гор. Мне казалось, что Джамбулат уже знал о том, какие вопросы родились в моей голове. И подавив нерешительность, спросила его:

- Джамбулат, ты рассказываешь о своей жизни там внизу. Но ты не обмолвился ни одним словом об Эльбрусе, и о том, как ты здесь оказался.

- …Эх…я ждал, когда ты задашь этот вопрос…- Он опустил глаза вниз и продолжил - Мнэ было 28 лет, когда я согласилса поработать здесь на базэ. Работы тогда савсэм нэ было, я жил с матэрью в Терсколе и лишь хозяйство спасало нас от голода. В один прэкрасный дэнь ко мнэ пришел старый друг и прэдложил поработать здэсь. Это было спасэнием. Тогда мнэ так казалос...

Он спрятал свои жилистые руки в карманы штанов и о чем-то задумался, пристально вглядываясь в одну точку на стене. Это долгая пауза и напрягающая воздух тишина застали меня врасплох. Я пыталась придумать другую тему для разговора, когда Джамбулат продолжил:

- Знаэшь...здэсь я живу почти дэсять лет. Я видэл много интэрэсных людэй на своем вэку…как они радовались, когда оказывались на вэршине, как они тэряли близких, которые пропадали бэз вести в горах. Видэл их счастьэ и горэ. Видэл их жизнь. А свою оставлял позади. У мэня было двэ жены и с ними я развелся. Каждый дэнь я начинаю свою жизнь так жэ, как и вчэра. А следующий так же, как и сэгодня. Моя мать умерла нэсколько лэт назад. И теперь здэсь среди этих снежных бэздушных глыб льда и снэга я продолжаю смотрэть на жизни чужих людэй.

Он пристально взглянул на меня, и сейчас, уже рассмотрев его черты лица ближе, я поразилась его грустным карим глазам, под которыми уже успело образоваться множество морщин…

Во имя амбиций. Акклиматизация до скал Пастухова.

- Ален, уже 10 утра! Почему вы еще не собраны? Вы уже давно должны были выйти на акклиматизацию!

- Ох ты! Да знаю я! – нервно застегиваю куртку и со скоростью света натягиваю балаклаву на голову. – Да что же это такое !?, почему вечно все через одно место…не понимаю! И где Игорь бродит? – засунув ноги в ботинки, я выбегаю из теплой бочки, и в этом бесконечном потоке света начинаю искать глазами своего собрата по восхождению.

Яркое солнце настолько освещало все вокруг, что казалось, будто твои зрачки взорвутся, если ты позволишь себе снять солнцезащитные очки. Стояла гробовая тишина…И лишь приятный хруст от снега под моими ногами позволял себе нарушить ее.

В какой-то момент я заметила бегущую ко мне зеленую точку. Это был Игорь. Первое что я заметила в нем - его горящие от счастья глаза. Он крепко держал в руках камеру и улыбался. Уже тогда мне стало ясно: «Сделал невероятные снимки». Облегченно вздохнув, я намекнула Игорю на время. Через несколько секунд его уже не было видно, он убежал на сборы.

Спустя 15 минут, обсудив с Сережей повторно план действий, мы были готовы к выходу. Напоследок наш гид еще раз сказал:

- И помните: следите за погодой и временем. Здесь это основная ходовая валюта. Идите вдоль красных флажков, даже если будет буря и плохая видимость, флажки не дадут сойти с главной дороги.

Подняв голову в сторону Эльбруса, я увидела множество черных точек, передвигающихся то вверх, то вниз. Эта картина напомнила мне большой муравейник, который однажды я увидела на тропах Байкала. Помню, тогда я еще подумала: «Боже, какие же мы все крохотные, по сравнению с этими Великанами. И человек еще мнит себя хозяином этой планеты». В горах совершенно другая жизнь. Это не цивилизация, где есть, кому тебя спасти. Это не те законы и правила, что создает государство. Здесь все совершенно по-иному. И даже само время здесь идет своим чередом.

Скалы Пастухова – это место стало нашей целью. Если мы не дойдем до него, значит, на Эльбрус нам дорога закрыта. Именно так я мыслила на тот момент. Поэтому взяв всю свою волю в кулак, я тщательно старалась следить за дыханием и ни на секунды не забывать о времени и погоде.

-Время?

- Полдень….

А это значит, что все уже возвращались с акклиматизации или восхождения, в тот момент, когда мы были лишь на полпути дороги. Но благо, мы были такие не одни. Параллельно с нами поднималось несколько коммерческих групп, у которых тоже в планах было совершить акклиматизацию до скал Пастухова. Поэтому все наши опасения отодвинулись на второй план. Время тянулось безумно медленно…каждый шаг становился все тяжелее, каждый вдох давался все сложнее. И сами не заметив того, что мы уже успели забыть главное правило о погоде и времени, мы мечтали лишь поскорее добраться до этих гребанных скал.

- Игорь…ты это видишь?

Огромное снежное облако неожиданно окуталоЭльбруссо всеми его вершинами. В одно мгновение начался сильный снегопад. Ветер резал лицо холодом, словно ледяным ножом. Казалось, будто бы это белая пелена поглотила само солнце.

Лишь красные флажки, мои синие ботинки и зеленая куртка Игоря виднелись в полуоткрытых глазах, пытающихся спастись от этой пустоты.

Одни.

Белое солнце опрокинулось за горы и уступило место ночному сторожу... Месяц теплым взглядом убаюкивал снежные вершины гор и показывал дорогу двум странникам, желающим поскорее вернуться обратно в свое пристанище. Под их уставшими ногами скрипучий снег с наглостью нарушал царившее здесь безмолвие. А внизу ярким пятном светились маленькие светлячки, которые с каждым шагом все отчетливее обретали силуэты окон.

Щелк.

С жалобным скрипом отворилась старая металлическая дверь. Из нее, покачиваясь с ноги на ногу, вышел мужчина в черной потертой куртке. В его руке ярким слепком мигал небольшой фонарь. Похоже, что он кого-то ждал. Походив взад-вперед, он резко остановился. Вытянув голую шею, он с любопытством разглядывал два маленьких светлячка, паривших на снежной вершине в холодном лунном свете.

- Хэээй! Ну наконэц-то! И гдэ это вас только ноги носят ? - бодро буркнув себе под нос, мужчина медленно направился в сторону светящихся точек.

- Похоже, что они все-таки дошли до скал. - парень, все это время стоявший позади мужчины, с облегченным видом смотрел на вершину старого великана и улыбался.

Утро следующего дня давало надежду на новые свершения. Но что-то тревожило душу. В горах твои чувства обостряются...и все кажется более ярким и невероятным. В тот день я ощущала сильное волнение. Я будто знала, что должно произойти нечто важное, что повлияет на весь исход нашего восхождения.

- Эй соня! Ты долго там валяться будешь?

Резко открыв глаза, я вскакиваю с кровати и начинаю стаскивать с себя домашние носки.

-Надо бы заглянуть к Сереже и узнать, как он там. - через мгновение мои ноги ныряют в горные ботинки, и накинув на плечи флисовую куртку, я стремительно направляюсь в сторону третьей бочки. Приблизившись к двери, я слышу беспокойный голос нашего гида. Мои уши отчетливо улавливают несколько фраз... "У него температура?! Хорошо, родная. Конечно же, я буду. Сегодня же выезжаю". Не смея нарушить разговор, я делаю шаг назад...в эту минуту мысли острыми стрелами вонзались в мою голову. Это был крах. Полное поражение. Про-вал. Так мне казалось до тех пор, пока Сережа не объявил нам, что мы взойдем на самую высокую точку Европы одни. Без его помощи. И что нам это по силам.

Теплые объятия, подробная инструкция и удача, которую Сергей подарил нам перед своим уходом. Вот все, что осталось у этих двоих ребят, решивших во чтобы то не стало взойти на Эльбрус.

Теперь абсолютно одни с громадными рюкзаками на спине, с привязанными на них металлическими кошками, они отправились к следующему лагерю, который расположился на высоте 4050 метров.

Осторожно, путь назад закрывается, следующая станция Приют 11.

В руки к смерти.

И с видом усталым войдя в новый дом, она улыбнувшись, поставит чашку на стол…

- Тебе страшно?

- Да. А тебе?

- Есть немного.

Мои руки крепко сжимали горячую кружку, наполненную свежим ароматным чаем из горных кавказских трав. Я чувствовала, как теплый воздух проникает внутрь меня и наполняет мои легкие новыми силами. Перед моими глазами, словно дерзкий мальчишка, маячил образ неприступной Горы. Образ, который уже целый год крадет все мои мысли.

Яркий луч не навязчиво проникал сквозь маленькое почти незаметное окошко. Казалось, что именно он, наполнил приют 11 светом и теплом, которого так не хватало. Закрыв глаза, я представила, как холодные горы прощаются еще с одним днем, а солнце вновь заходит за горизонт куда-то в неизвестность. «Так и мы... – сказал тихо голос внутри меня - словно это солнце, мы уйдем через несколько дней в неизвестность». Открыв глаза, я увидела, что луч исчез. Он покинул это место, уступив его мраку и бездушному свету электрической лампы.

- Нам пора идти спать. Завтра рано вставать. – Поставив чашку на стол, Игорь неспешно начал собирать наши вещи.

- Да, знаю. Косая полка…высота 5200 метров. Думается мне, это будет одна из самых сложных наших акклиматизаций. – Мы сошлись взглядами, и тогда я продолжила… - Здешние альпинисты рассказывали, что там-то и начинается самая веселуха. Кого выворачивает наизнанку, кто глюки ловит, кто-то харкает кровью, а у некоторых вообще голова разрывается на части, словно кувалдой по черепной коробке. В общем, завтра нас ожидает проверка на прочность. И если мы ее пройдем, то мы готовы к штурму вершины...

Ночь уже заняла свое законное место. И громадные рюкзаки двух странников с готовностью стояли возле старенькой скрипучей кровати, ожидая своих хозяев..

00:00.

Тьма…щелчек. Где-то вдали скрипнула дверь. В одно мгновение ржавый свет заполнил всю комнату. Я помню лишь отрезки воспоминаний. Мы, молча, закутывали себя в экипировку. Никто из нас не осмеливался произнести и слова. Когда все было готово, я и Игорь переступили порог Приюта 11 и отправились в свое самое опасное путешествие. Откуда я могла знать, что это путешествие покажет нам всю нашу сущность.

Внутри легких я ощущала ледяной поток воздуха. Каждый его глоток был словно перерождением моего тела. Я никогда не забуду, как подняв голову вверх, увидела миллиарды звезд и созвездий. Мне казалось, что я могу дотянуться до них рукой… Никогда до этого я не была так близка к ним, как сейчас. Странное чувство возникает, когда смотришь на эти яркие недосягаемые точки. Что-то внутри тебя сворачивается и тянет к ним.

Спустя пару шагов, мы с Игорем решили надеть кошки, потому как ночью снег здесь становится похожим на каток. И сам Эльбру снапоминал большую детскую горку, на которой можно с ветерком прокатиться вниз. Только вот внизу тебя ожидают не мама с папой, а скорее всего билет на тот свет. Мы шли во мраке, где нашими глазами были лишь налобные фонари. Я шла впереди. По указанию Сережи мы с Игорем держались флажков и не сходили с дороги. Час пройденного нами пути в бесконечной тьме, казался, нам вечностью…второй час ни чем не отличался от первого. Помню, как в голове даже промелькнула мысль, что это солнце уже никогда не выйдет из-за гор…и мы навсегда останемся бродить в этом мраке.

Пять часов, мы выполняли одно и тоже движение. Шаг вперед…левая, правая нога. Я все время говорила себе под нос одну и ту же фразу: «…да когда же оно взойдет». Пальцы рук и ног почти полностью заледенели. Я уже не ощущала мизинца на левой руке…а про пальцы ног, можно было вообще забыть. Все мое тело будто пропитало в себя холод гор. Спустя целую вечность солнце все-таки появилось на горизонте, и нашему счастью не было предела. Вот люди – мы странные существа все-таки. Мы не ценим таких простых вещей, пока их нам будет не хватать, когда они так нужны. Хватило полчаса, чтобы солнце осветило и согрело весь Кавказ, а так же тех, кто решил в этот день, как и мы, взойти на самую высокую точку Европы. Люди, которые так же с упоением смотрели на гору и мечтали оказаться на ее вершине. Да, не думала, что таких сумасшедших так много. По-моему, мы были единственными людьми, которые решили взойти одни: без группы и гида. Мы уже вот-вот должны были дойти до заброшенного ратрака, высота которого составляет 5000 м.

В какой-то момент, я обернулась назад. Но Игоря не было рядом, по неведомой мне причине он вдруг остановился. Я спустилась к нему вниз. И выяснилось, что наша двухнедельная акклиматизация в горах прошла, не так удачно, как мы думали. У Игоря ускорился обмен веществ. Его организм начал перерабатывать пищу в пределах 15 минут. Всю ту энергию, которую он должен был получить от еды, он почти сразу же терял. Боже, как будто сейчас я вижу перед собой его лицо, его добрую улыбку, которой он пытался скрыть от меня свои сильные боли в животе. Он просто заставлял себя идти вверх, и я знала, что он делает это только ради меня.

До косой полки оставалось совсем чуть-чуть, но мы так медленно ползли вверх, что даже те, кто был в двух часах хода позади нас, уже ушли вперед. Я просто села и заплакала…как ребенок. Какая же я все-таки эгоистка….я позволила ему мучиться ради своей циничной мечты. Мне казалось, что то, что с ним происходит полностью моя вина. Его просто выворачивало наизнанку, а я тащила его к этой горе. Он уверенно подошел ко мне и вытер мои слезы.

А потом он произнес фразу, которую я пообещала себе записать в этот дневник: «Мы взойдем на эту Гору, ведь это Наша Мечта»

Путь к Вершине и Горная эйфория.

Кислорода в легких все больше не хватало…один шаг давался настолько тяжело, что казалось, будто мое тело весит все 200 килограмм. Каждый раз, поднимая голову вверх, я с надеждой вновь и вновь ждала, когда же появится вершина. Боли в голове не прекращали свой танец, кувалда все громче ударяла по нервам, а мое тело еще с большей жадностью просило воды. Спустя два часа «вторая косая полка» была успешна пройдена. Мы надеялись, что сюрпризы на сегодня закончились, и вершина Эльбруса ожидает нас в конце этой тропы. Но мы были слишком наивны. До самой высокой точки Европы предстояло проползти еще несколько небольших пригорков. Флажки петляли то вверх, то вниз и казались просто бесконечными. Неожиданно мои ноги начали меня не слушаться. Игорь шел позади и держал меня, чтобы я не упала. Все это время он старался меня взбодрить, и даже травил крутые анекдоты, которые не давали мне уснуть. Я уже не помню, сколько тогда времени прошло, когда Игорь радостно шепнул мне на ухо: «Малышка, я вижу ее, мы дошли…».

Мой взгляд устремился на маленький белоснежный холмик, на котором развевался последний флажок «5642». Помню, как еще раз облизала обветренные губы, устало улыбнулась и сказала вслух: «Да, мы дошли». Слева от вершины я увидела, как два ярких силуэта уверено раскладывали палатку. Мы сразу поняли, что эти ребята решили поиграть со смертью, и провести эту ночь здесь. Вся фишка в том, что чем больше высота, тем меньше шансов, что ты сможешь уснуть. Таким образом, вероятность этих ребят восполнить свой запас энергии, был практически равен нулю. Но наши мысли были слишком заняты тем, чтобы дойти до вершины, поэтому до этой палатки мы так и не дошли. Последние шаги для меня были самыми тяжелыми…

А потом…яркая вспышка. Вот, что я помню. Необъяснимая энергия, которая наполняла меня изнутри…дикий восторг, сносящая крышу эйфория, слезы, невероятное счастье и свет…много-много-много света. Откуда он? И что так настойчиво проходит сквозь меня и наполняет изнутри? Я открываю глаза и вижу себя, сидящей на коленях на вершине самой высокой точки Европы. И до сих пор я не помню, как я до нее дошла. Игорь стоял возле меня, и я видела, как он светился от счастья. С удивительной легкостью я самостоятельно встала и подбежала к краю обрыва. Жадными глазами я пыталась рассмотреть все Горы, что открывались с вершины Эльбруса. Но с невероятной скоростью облака начали застилать собой все пространство. Игорь с волнением взглянул на часы…15:00. УУУУУУ мы забыли о времени. О самой главной ходовой валюте в Горах. Мы так же забыли и о том, что взойти на вершину, это лишь полпути. Настоящее восхождение, когда ты вернулся обратно Живым.